Дело № А29-10415/2016 о банкротстве гражданина

Согласно решению Арбитражного суда Республики Коми от 25 июля 2017 года по делу № А29-10415/2016 гражданин Г. признан несостоятельным (банкротом); в отношении должника введена процедура реализации имущества; финансовым управляющим должника был утвержден Елькин Василий Морисович.

Определение суда от 21 ноября 2017 года должником не было исполнено. При этом в судебном заседании от 28 декабря 2017 года было установлено, что определение от 21 ноября 2017 года, направленное по адресу, указанному гражданином Г. в заявлении от 06 октября 2016 года, не было вручено должнику и возвращено в арбитражный суд ввиду «истечения срока хранения», а в материалах дела отсутствуют доказательства извещения должником суда и финансового управляющего об изменении адреса фактического места нахождения.

Представитель финансового управляющего в судебном заседании от 28 декабря 2017 года, в частности, пояснила, что сведений о точном месте нахождения должника у финансового управляющего не имеется, а все контакты финансового управляющего с должником происходят через его бывшую жену.

Заслушав представителя финансового управляющего, арбитражный суд установил следующее.

Сообщение о признании гражданина Г. банкротом и о введении процедуры реализации имущества согласно требованиям статей 28, 213.7 Закона о банкротстве было опубликовано финансовым управляющим в газете «Коммерсантъ» 29 июля 2017 года (№ 77230197749); публикация на сайте ЕФРСБ сообщения о введении процедуры реализации имущества проведена 20 июля 2017 года (№ 1950781); дата закрытия реестра требований кредиторов – 29 сентября 2017 года.

Установление размера требований кредиторов должника проведено в соответствии с требованиями Закона о банкротстве. Кредиторская задолженность Г., включенная в третью очередь реестра требований кредиторов, составила всего 679 965 руб. 94 коп. (основной долг, пени, неустойка).

По результатам проведения анализа финансового состояния должника, финансовым управляющим были сделаны запросы в различные регистрирующие органы, на которые были получены ответы.

Принятые финансовым управляющим меры по реализации имущества должника положительного результата не принесли, а признаков преднамеренного или фиктивного банкротства Г. не обнаружено.

По утверждению финансового управляющего, должник разведен, сведений о совместно нажитом имуществе с супругой у финансового управляющего не имеется.

В ходе процедуры реализации имущества денежные средства счет должника не поступали, в ходе указанной процедуры должником требования конкурсных кредиторов не погашались, что отражено в Отчете финансового управляющего от 15 ноября 2017 года.

Как установлено финансовым управляющим, должник в период с 01 декабря 2008 года по 08 февраля 2010 года являлся индивидуальным предпринимателем, а также являлся учредителем и руководителем 3 (трех) юридических лиц. После подачи заявлений о добровольном выходе из числа участников Обществ с ограниченной ответственностью «Рулон», «Уютстрой» и «Конкурент-Сервис», он был исключен из состава участников названных Обществ.

На собрании кредиторов от 15 ноября 2017 года принято решение ходатайствовать перед арбитражным судом о завершении процедуру реализации имущества должника. При этом, по мнению представителя Управления Федеральной налоговой службы по Республике Коми, изложенного в письме от 19 января 2018 года № 16-33/00795, следует завершить процедуру реализации имущества без освобождения должника от исполнения обязательств.

Из материалов дела видно, что иных источников, достаточных для формирования конкурсной массы и погашения требований кредиторов у должника не обнаружено.

При вышеизложенных обстоятельствах арбитражный суд считает правильным завершить процедуру реализации имущества должника, поскольку из материалов дела следует, что все мероприятия по проведению процедуры банкротства, предусмотренные нормами Закона о банкротстве, финансовым управляющим были фактически выполнены, однако ликвидного имущества, принадлежащего гражданину Г. и подлежащего реализации для удовлетворения (полного или частичного) требований кредиторов не установлено.

При этом арбитражный суд, рассмотрев вопрос о возможности применения правил об освобождении Г. от исполнения обязательств, пришел к выводу о невозможности применения в данном случае правил об освобождении должника от дальнейшего исполнения обязательств, учитывая нижеследующее.

В данном случае, арбитражный суд, рассматривая вопрос о возможности (невозможности) освобождения гражданки Г. от обязательств, учитывает такие обстоятельства, как:

1) в нарушение требований абзаца 4 пункта 3 статьи 213.4 Закона о банкротстве при обращении в арбитражный суд должник не указала сведения о наличии у нее задолженности перед налоговым органом, что свидетельствует о предоставлении суду недостоверных сведений о своих кредиторах и в силу абзаца 3 пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве влечет невозможность освобождения гражданина от обязательств. Определения суда от 21 ноября 2017 года и от 28 декабря 2017 года, содержащие предложения о представлении подробных письменных пояснений о том, почему при обращении в арбитражный суд им было указано на отсутствие задолженности по обязательным платежам, то есть при обращении в арбитражный суд предоставил заведомо недостоверные сведения арбитражному суду, на что указано в письме Управления Федеральной налоговой службы по Республике Коми от 19 января 2018 года № 16-33/00795;

2) как следует из письма должника от 12 декабря 2017 года, в настоящее время он находится в городе Нижний Новгород, где он «подрабатывает». Однако, информацию об изменении своего места жительства должник не сообщил ни арбитражному суду, ни финансовому управляющему. Не представлены суду также доказательства размера получаемой им заработной платы, а о том, что им получены доходы в ходе процедуры реализации имущества, финансовый управляющий должником не был извещен;

3) из письма бывшей супруги должника, поступившего в арбитражный суд 09 января 2018 года, следует, что бывшая супруга в суд за взысканием алиментов не обращалась, но ежемесячно должник выдает ей на содержание ребенка определенную сумму, которая её устраивает. При этом должник не сообщил ни арбитражному суду, ни финансовому управляющему о размере таких перечислений, ни об источниках получения доходов, за счет которых выдаются денежные средства на содержание дочери;

4) определение суда от 21 ноября 2017 года и от 28 декабря 2017 года в части подтверждения обоснованности (разумности) поручительства должника с учетом того, что в приказе Общества с ограниченной ответственностью «Рулон» от 01 января 2013 года № 06 было указано на «тяжелое финансовое положение» этого Общества, надлежащим образом не исполнено;

5) из письма матери должника, проживающей больше 10 лет в Германии, следует, что ею периодически перечисляются денежные средства, в подтверждение чего представлены отдельные платежные документы, которые у нее сохранились, в том числе на переводы 1 000 Евро, 20 000руб. 00 коп. и 63 994 руб. 02 коп. Однако, о получении указанных доходов в ходе процедуры реализации имущества финансовый управляющий должником также не был извещен;

Таким образом, в ходе реализации имущества должник не предоставил финансовому управляющему достоверной информации о размере своих доходов и не включил полученные доходы в конкурсную массу.

6) надлежащих доказательств принятия должником мер по трудоустройству, в том числе на условиях совместительства, должник суду не предоставил.

Таким образом, в рассматриваемой ситуации арбитражный суд, оценивая последующее поведение должника, то есть поведение, связанное с возвратом полученных сумм займов, приходит к выводу о том, что должник не доказал суду, что принимал достаточные меры к восстановлению своей платежеспособности.

Принимая во внимание обстоятельства, перечисленные в пунктах 1-6 мотивировочной части настоящего судебного акта (в их совокупности и взаимосвязи), арбитражный суд приходит к выводу о том, что соблюдение Г. требуемых Законом о банкротстве формальных признаков, необходимых для признания его несостоятельным (банкротом), в условиях непринятия им каких-либо действенных мер по увеличению дохода с целью погашения накопленных долгов, должно расцениваться как заведомо недобросовестное поведение в ущерб кредиторам, преследующее одну (единственную) цель — освобождение себя от долгов.

06 февраля 2018 года по делу № А29-10415/2016 арбитражный суд определил: завершить процедуру реализации имущества гражданина Г.; не применять в отношении гражданина Г. правила об освобождении от исполнения обязательств.

Ознакомиться с принятыми судебными актами и документами по делу можно в «Картотеке арбитражных дел» на сайте http://kad.arbitr.ru/

Slider
Наверх
ЮРИДИЧЕСКАЯ КОМПАНИЯ